Главная Святоотеческое наследие Фаддей Витовницкий. Пусть все идет как идет

Фаддей Витовницкий. Пусть все идет как идет

E-mail Печать PDF

 Старец Фаддей ВитовницкийК тайным глубинам мысленной борьбы он прикоснулся ещё ребёнком. Он продолжил её став монахом. Она становилась всё трудней и серьёзней. Он начал опытно понимать, что быть христианином – значит вести постоянную и беспощадную мысленную борьбу против смерти и зла в себе, борьбу, не имеющую линии фронта и привалов, борьбу с неусыпным и неутомимым врагом: «Как и всякий монах, я трудился, молился Богу, делал множество поклонов. Я был в постоянном страхе, чтобы дьявол не явился мне в виде ангела или святого, но Господь попустил его явление. Однажды, когда я встал на молитву пред иконой, он встал между ней и мной, чтобы я ему кланялся. Я перекрестился, призвал Господа, а он говорит: «Я не боюсь креста!» Я читаю молитву, а он снова: «И молитвы не боюсь!» Часто он досаждал мне; тогда я пошел к духовнику, и он мне говорит: « Наверное, ты молишься Богу без усердия». – «Молюсь, - отвечаю, - а освободиться не могу. Ни днем, ни ночью не дает покоя его оскал. Что мне делать? Господи, не знаю, как избавиться от него!» – «Но важно и покаяние, молись с покаянием. Если усердно от всего сердца будешь молиться, он уйдёт», – сказал мне мой духовник». И вот, подобно раннехристианским подвижникам, иеромонах Фаддей в слезах, поту и крови души своей учился тяжелейшей из всех браней: спасительной борьбе против «духов злобы», неусыпных врагов человеческого спасения, борьбе за обожение, используя непобедимое оружие – покаяние, долготерпение и смирение.

Много лет спустя он рассказывал одному из своих духовных чад, как в то время, из-за трудных обстоятельств и напряженной внутренней борьбы против искушений страхом, унынием и многопопечением, он пережил два тяжелых нервных срыва – его била сильная дрожь, во всем теле была страшная слабость. «Я понял это как предостережение Божие, как знак, что я должен изменить образ жизни, научиться жить, отстраняясь от любой многозаботливости, я понял, что все мы излишне беспокоимся о себе, и только когда человек полностью предастся воле Божией, он сможет пережить беззаботный, радостный покой» <…>

Отец Фаддей, с самых ранних лет стремившийся к монашескому уединению, десятилетиями уклонялся от настоятельской должности. Он исполнял её как послушание епископу, но это стало настоящим искушением: «Настоятельская должность всегда была для меня очень трудной, потому что мне приходилось мысленно привязываться к материальным заботам о братии, о людях. Я всегда терял ту бесплатную благодать, которую обрел, будучи послушником. Это создавало новые проблемы в моей духовной жизни и расшатывало мое физическое здоровье. Появились новые болезни, сдали нервы. По совету врачей одно время я принимал успокоительные лекарства». Но они не помогали, потому что нервно-телесная болезнь была следствием тяжелой духовной, мысленной борьбы, которую вел старец не против плоти и крови, а против духов злобы поднебесных.

Поэтому батюшка на протяжении многих десятилетий своего настоятельского служения подавал прошения о разрешении его от этой должности. Он не мог выносить тягот настоятельского служения, прежде всего потому, что страдал от раздоров и разномыслия братии. Но больше всего он всем своим существом жаждал уединенной тихой жизни, в молитве и трезвении ума. Но Господь постоянно возвращал его на должность настоятеля монастыря к народу.

«Я, – говорил старец, – был настоятелем пятьдесят лет. Какие только страдания и беды не посещали меня в течение этих лет! Восемь раз я подавал прошение об освобождении меня от этой должности. Господь предостерегал меня не делать этого, не просить освобождения. Но мне было очень тяжело от ссор между братьями, поэтому я и просил об отставке. Но так Господу было угодно, Он не хотел, чтобы было по-моему, чтобы мне, как настоятелю, было хорошо и спокойно. И поэтому Господь то разрешал меня, то снова назначал.Владыка говорил мне: «Что с тобой такое, почему ты не хочешь быть настоятелем? Другие просят об этом, а ты отказываешься».

Эта сердечная борьба с Богом продолжалась десятилетиями. «Пока мы не смиримся, Бог не перестанет нас смирять», – будет говорить отец Фаддей в последние годы своей земной жизни о своем бегании креста и послушания, которые ему определил Господь. В древней византийской пословице говорится: « Если тебя преследует царь – беги, а если Бог – стой!». Дивного богоискателя милостиво преследовал Господь, Которого он жаждал, по той таинственной карте Сербии, что была в руках ангела, явившегося ему в тюрьме в 1943 году, чтобы уловить его для Своего высшего совершенства – полного смирения и служения всем <…> 

«Мы должны научиться освобождаться мысленно. Когда мы обременены чем-то, надо обратиться к Господу и Ему передать все наши заботы и тревоги о наших ближних. Все свои проблемы и проблемы моих близких, которые жалуются мне на что-то, на свои слабости, – я все передаю Господу и Его Пресвятой Матери, чтобы Они все решили. И Они решают: Господь и Пресвятая Богородица. А я, что я могу, когда и себя не могу привести в порядок, как же я другим могу помочь?» <…> 

Какие у нас мысли, такова и наша жизнь. Если наши мысли спокойны, тихи, благородны и кротки, такой же будет и наша жизнь. Но когда мы мысленно обращаемся к окружающим нас обстоятельствам, входим в этот крут размышлений – нет нам ни покоя, ни мира.

Ты получил благодать, – говорю я ему, – и она будет с тобой, пока ты не привяжешься мыслью к какому-нибудь житейскому попечению. Если это случится, то сначала ты перестанешь слышать в сердце молитву, а потом постепенно потеряешь покой и радость. Тогда тебя опять начнут терзать тяжелые мысли мира сего, которым управляют демонические силы. Если хочешь сохранить эту благодать, ты должен постоянно молиться для того, чтобы молитвой отражать тяжелые и скорбные мысли, и таким образом сможешь сохранить покой и радость, которые чувствуешь сейчас.

Часто от меня отступала благодать, которую я обрел, будучи послушником. Это создавало мне новые трудности в духовной жизни и приносило вред моему физическому здоровью. Болезнь легких отступила, но появилась новая болезнь – нервное истощение. Я долго не мог научиться расслабляться, врачи выписывали мне лекарства от депрессии, но они мне не помогали. Советовали расслабиться, стать врачом самому себе. Но Господь призрел на мою скорбь, ниспослал мне Свою силу, и мне все чаще стало удаваться успокаиваться. Но и сейчас, когда я позволяю материальным и другим житейским заботам взять верх, мне бывает тяжело расслабиться, полностью предаться воле Божией. В этом источник моих проблем с нервами, источник напряжения и нервозности. Если бы я, будучи послушником, не обрел благодать, то не воспринимал бы настоятельское служение с таким трудом. Когда меня сковывают житейские проблемы, я теряю покой, невроз и беспокойство овладевают мной. Я становлюсь напряженным и нервным. Я как-то просил владыку дать мне приход, думал, что, может быть, там мне будет легче, может быть, там найду покой. И владыка дал мне приход Влашский дол. Но куда ни отправь нервнобольного, ему везде будет плохо. На приходе мне стало еще хуже. Моя природа слишком ранима, и мне было больно видеть беды и трудности прихожан и согрешения их. За короткое время мое состояние значительно ухудшилось, сердце колотилось, как у зайца. Я не мог расслабиться ни днем, ни ночью. Я решил вернуться в монастырь, чтобы не умереть на приходе. Пришел в Витовницу, меня исповедал один из моих учеников и проводил в келью отдохнуть. Проснулся, прислушался, бьется ли мое сердце так же часто? Ничего не слышно. Слава Богу, успокоилось. Тогда я услышал слова: «Так ты должен расслабляться. Не принимай на себя слишком много житейских забот, а храни свой мир и живи с Богом. Пусть все идет, как идёт».

Публикуется по: Старец Фаддей Витовницкий. Мир и радость в Духе Святом: поучения беседы / пер. с сербского С.А. Луганской.— М.: Новоспасский монастырь, 2008. С. 28–65