Проповедь игумена Ианнуария во вторник первой седмицы Великого поста по окончании Великого повечерия

E-mail Печать PDF
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

На Святой Земле, примерно в 100 километрах от Иерусалима, там, где на Иудейскую пустыню наступает разросшийся город Иерихон, есть место, которое называется Сорокадневная гора, или гора Искушений. Это место в пустыне, в которой Господь постился 40 дней, перед тем как выйти на свое общественное служение. Как постился там Иисус Христос? Понимаешь это только тогда, когда побываешь на этом месте. Провести 40 дней в гористой, безводной, бесплодной пустыне без крова над головой… Только там можно понять, что этот пост был настоящим мученичеством.

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Скачать файл.

Но там же и возникает вопрос, на который не сразу и найдешь ответ: почему же Господу, который был безгрешным Сыном Божиим, – хотя он и носил нашу плоть человеческую, но был безгрешен, – для того чтобы выйти на общественное служение, надо было выдержать 40 дней такого поста, которым не постится, наверное, никто, как бы сурово ни пытался поститься он в Великий Пост. Ответ: потому что Господь, как и всё, делал это не для себя, а для нас.


Смысл его пришествия на землю был в том, чтобы взять на себя все узы, которыми дьявол держит человека, и разрушить их. Он взял на себя физические страдания, перетерпел нищету, всевозможные лишения, предательство ближних, измену, страх смерти, обструкцию всего общества, лишение общественных прав, общественного статуса. И как перетерпел все? Перетерпел тем, что, приняв все это на себя, свою волю он ни на одно мгновение не отлучился от воли Божией. Он не сделал ни одного движения в сторону от воли Божией, – тех движений, которые требовал от него дьявол, посылая ему все существующие в его распоряжении искушения. И это испытание, искушение 40-дневного немыслимого поста Господь принял потому, что если бы он не принял его, у нас не было бы сил побеждать силу плоти.


Мы даже по себе знаем, неся достаточно умеренный, наверное, пост, как сильно восстает плоть со своими требованиями, когда мы начинаем ее постом ограничивать, как тянет она за собой все другие искушения души. Как восстают страсти, как появляются страсти, о которых мы даже не знали, что они существовали в нас. Как все эти страсти пытаются нас подвигнуть на то, чтобы, если не согрешить нарушением поста, то сорваться на кого-нибудь, вспомнить какую-нибудь злую обиду, превознестись гордостью и многое-многое другое…


Вот и Господь принял через человеческое тело все те узы, которыми плоть держала человеческий дух в своем порабощении, перенеся все эти искушения, три из которых – cамые страшные – описаны в Евангелии: искушения в максимальной степени сребролюбием, сластолюбием и властолюбием, с которыми приступил к Господу дьявол. Но Господь ни на секунду не отлучив свою волю от воли Бога Отца, ни в чем не согрешив, преодолел все эти испытания, все козни дьявольские. И с тех пор каждый человек, который во имя Христово приступает к поприщу духовного поста, к тому, чтобы противостать плоти, которая держит человека в греховном рабстве, – силою и благодатью Божией, которую давал он всем своим ученикам, победив все искушения плоти, мира и дьявола, – получает в конце поста непременно великий обильный духовный плод.


Самый строгий 40-дневный пост Церковь установила перед самым великим годовым Праздником – Праздником Светлого Христова Воскресения. Для того чтобы, пережив «весну покаяния», как справедливо называется Пост, перенеся, духовно борясь, все искушения, которые возникают в период Святого поста, заново пережить радость Святого Воскресения, стать еще ближе к Господу, чтобы открылись в человеке, может быть, уже засохшие за предыдущую греховную жизнь источники духовной силы и духовной жизни. Чтобы потекли в нем те соки, которые, как через ветви от лозы, текут от Христа в каждом, кто ему верен.


Но первая седмица поста – самая строгая – посвящена не мысленному и духовному переживанию тех плодов, которое дарит Христово Воскресение и победа Христа над дьяволом. Она посвящена переживанию своей греховности. В ней мы призываемся как можно честнее взглянуть внутрь себя, стать нелицемерным судьей всех своих предыдущих действий, для того чтобы не таясь и не прикрываясь, увидеть все свои грехи и осознать их. Осознать все свои безобразные предательства Господа, которые мы совершали за все свое время предыдущей жизни. Потому что грех – это действительно предательство Бога, предательство Ветхого и Нового Заветов, которые Господь заключил с человеком. И Он, честно исполняя все, что обещал, как сторона этого Завета, изливает на нас великие милости, ведомые и неведомые. А человек, как сторона Завета, от которой требуется, для того чтобы состоять в этом Завете, не отлучаться от воли Божией, то есть не грешить, – постоянно этот Завет с Богом предает. А предательство — лишает человека того статуса, в котором он был до предательства. Если друг предает друга, он перестает быть другом; если муж предает жену, он перестает именоваться мужем; родители, которые предали детей, лишаются чести отцовства и материнства… Так и человек, предавая Бога, лишается звания сына Божия…


Но, – скажет иной, – есть покаяние, которое возвращает меня в это звание. Но смотря что это за покаяние, и как его понимать. Потому что очень часто встречается, что человек грешит, и грешит сознательно, и не предает значения своим грехам, рассуждая, что придет время, и он покается. Иногда доходит до того среди православных, что люди посторонние, порой неверующие, говорят даже: «Нет совести у этого человека, он хоть и называется православным, но живет полностью по страстям, по грехам, по удовольствиям, и думает, что у христиан есть покаяние, и он может делать, что угодно, а потом покаяться». Даже такое приходится слышать от окружающих нас людей, которые наблюдают за нашими действиями. Но человек, – ты, который думаешь, что всё в твоих руках, что будет время, и я покаюсь, что ничего страшного нет в тех грехах, что совершают все, — задумайся о том, думал ли Иуда, когда предавал за 30 сребреников Учителя, что он выбросит эти сребреники и повесится? Так ли он думал, будут разворачиваться события, планировал ли он так свои действия? Ради того ли, чтобы повеситься, сделал он это? Конечно же, нет.


Но после того, как он согрешил, неминуемая сила разворачивающихся событий сделала так, что он повесился. Потому что Иуда забыл, что, кроме того, что есть человек, который делает то-то и то-то, и думает, что он сейчас делает то-то, а потом передумает и сделает другое, – все исправит и все пойдет по другому руслу, что он – хозяин жизни, – забывает, что есть еще Бог и дьявол. И дьявол ничего так не ищет и не имеет другого смысла своего существования, деятельности на земле, как только то, чтобы погубить человека. И он обладает колоссальной силой, превосходящей силу любого, живущего на земле в том, чтобы вредить человеку и запутывать его. Если только человека не хранит благодать Божия.


Те святые, которым Господь сподобил увидеть дьявола, говорили, что это зрение невыносимое, и сила и могущество его невыносимые. Серафима Саровского спрашивали: «Батюшка, вот вы победили силу дьявола. Как нам этого достичь?» А Серафим Саровский говорил: «Дьявол обладает такой силой, что не только меня, грешного Серафима, он мизинцем всю землю в состоянии перевернуть в один момент времени, если только Бог не будет людей покрывать».


Преподобный Антоний, которому было дано увидеть на мгновение те сети дьявола, которыми дьявол держит в плену человека, едва ли не пришел в полное отчаяние. И что же тогда, если так оно и есть на самом деле, что же мне тогда, грешному человеку, делать, если у дьявола такая сила, а я постоянно согрешаю? Неужели нет никакой надежды для меня на спасение? Не было бы, если, как говорят, не было бы Бога на небе и не сошел на землю Иисус Христос.


И я снова иду на Святую землю, в Иерусалим, нахожу Галилейское море, нахожу тот берег, на котором лежат камни, – они и до сих пор там, – на которых Господь принял покаяние апостола Петра и вернул ему апостольское достоинство. Ведь Апостол Петр тоже предал Господа. В ту страшную ночь, когда безумная вооруженная толпа ликовала победой — наконец-то — над галилейским Учителем, готовая разорвать или издеваться над каждым, кто бы нашел смелость признать себя его учеником, Петр трижды на прямой вопрос ответил: «Не знаю этого человека» (Мф 26. 69–75), и тем самым трижды предал Спасителя. Но Петр покаялся и не только его покаяние было принято, но даже он был восстановлен в том великом служении, которое Господь вверял только самым верным ученикам. Он был восстановлен в апостольстве.


Почему Петр сделал так, а Иуда так не сделал и повесился? Потому что у апостола Петра было смирение, а Иуда, согрешив, не смог смириться и покаяться.
Преподобному Антонию, который видел те страшные сети, которыми дьявол держит человечество, на вопрос: «Неужели никто не может избегнуть этих сетей?» – был дан с неба ответ: «Смирение разрывает все эти сети».


Смирение состоит в том, чтобы, с одной стороны, всегда памятовать, всегда осознавать свою человеческую немощь, свою удобопреклонность греху, свое недостоинство, а с другой стороны – памятовать о неизреченной любви и милости Бога, Который сошел на землю и претерпел те страдания, о которых написано в Евангелиях, ради того чтобы спасти меня, дать мне шанс к исправлению. И если так человек мыслит, в этом он пребывает, то тогда он считает заслуженными все те скорби, которые его постигают, тогда он радостно считает себя худшим всех людей и тогда он испытывает настоящую жажду к покаянию.


Поэтому всякий, кто хочет по-настоящему покаяться и изменить свою жизнь, должен, в первую очередь, направить все свои силы на то, чтобы взращивать в себе добродетель смирения. Взращивать ее, читая Священное Писание Ветхого и Нового Завета, читая и изучая жизнь Святых отцов, припадая к учению Церкви. А если человек не хочет смиряться, не хочет прилагать труды, для того чтобы возрастать в добродетели смирения, то он должен знать, что с ним, как бы он ни надеялся на свои силы, может случиться то, что случилось с Иудой.


Говорят, апостол Петр до конца жизни плакал, когда слышал глас петуха. Почему плакал Апостол Петр? Потому ли, что не верил, что ему прощен тот грех (когда он отрекся от Спасителя, после того как пропел петух)? Нет. Ведь апостол Петр даже не от священника, совершающего Таинство Исповеди, получил прощение грехов, а от самого Спасителя. Оттого ли, что апостол Петр вел нерадивый образ жизни? Нет, мы знаем апостола Петра как одного из величайших примеров для верующих всех веков, который верою и верностью Спасителю основал многие Церкви, доныне существующие на земле. А отчего же плакал апостол Петр? Наверное, оттого, что каждый раз, когда слышал петуха, он вспоминал о том, сколь немощен человек, и сколь милосерден Спаситель и сколь велика его любовь к человеку.


Думается, что с такие мысли необходимо содержать непрестанно и нам, для того чтобы получить плод от этого Великого поста, укрепляясь духовными силами на победу над всеми искушениями, которые воздвигнут против нас этим Постом плоть и дьявол, для того чтобы укрепилась наша надежда на спасение и избежали мы всех козней дьявола и уловления грехом. Аминь.